Преступники с психиатрическими диагнозами попадают не в тюрьмы, а в медклиники

23.03.2021, 11:11

 

 

Вылечилась и больше не опасна — в самое ближайшее время, по данным СМИ, из больницы выпишут Гюльчехру Бобокулову, пять лет назад зверски расправившуюся с четырехлетней девочкой. Хотя родители ребенка настаивали на реальном тюремном сроке, няньку освободили от уголовной ответственности и отправили на принудительное лечение. Как показывает судебная практика, такие решения не редкость. О том, на каком основании их принимают, а также о тех, кого явно недолечили, — в материале РИА Новости.

Голоса в голове

Утром 29 февраля 2016-го Бобокулова, приехавшая в Москву из Узбекистана и работавшая няней в семье Мещеряковых, задушила их дочь, кухонным ножом отрезала голову, подожгла квартиру и на такси отправилась к станции метро "Октябрьское Поле". Там странная женщина привлекла внимание полицейского патруля, ее попросили показать документы.

Вместо этого Бобокулова вытащила из пакета голову ребенка, объявила себя террористкой-смертницей и пригрозила самоподрывом. Пока силовики оцепляли район и решали, как обезвредить "шахидку", та размахивала отрезанной головой и выкрикивала религиозные лозунги. Через полчаса стало ясно, что она блефует. Ее скрутили и доставили в отдел. На допросе Бобокулова сообщила, что задушила девочку "по приказу Аллаха", прозвучавшему в голове.

Ее обвинили в убийстве и по решению суда отправили в СИЗО. В СК резонно предположили, что няня могла входить в одну из террористических группировок и иметь сообщников.

Однако дальнейшее расследование показало, что никаких связей с экстремистскими ячейками у Бобокуловой нет, зато есть психические проблемы — няня страдала острым шизофреническим расстройством и еще с 2003-го состояла на учете в Самаркандском психоневрологическом диспансере.

Судебно-психиатрическая экспертиза признала Бобокулову невменяемой, а Хорошевский районный суд Москвы освободил ее от уголовной ответственности и направил на принудительное лечение в стационар с интенсивным наблюдением. До полного выздоровления.

Бомба замедленного действия

Случай с Бобокуловой далеко не единственный — преступники с психиатрическими диагнозами остаются, по сути, безнаказанными: попадают не в тюрьмы, а в медклиники. Как правило, там они проводят гораздо меньше времени, чем за решеткой, и после интенсивного курса лечения возвращаются в общество.

"Каждые шесть месяцев врачебная комиссия обследует пациента и решает, выздоровел он или нет, — объясняет РИА Новости адвокат по уголовным делам Елена Афанасьева. — Если медики приходят к выводу, что болезнь прогрессирует и человек до сих пор представляет опасность, то лечение продолжается. В противном случае его отпускают".

После выписки бывшие пациенты находятся под строгим медицинским надзором — они должны регулярно отмечаться у врачей и принимать лекарства. Многие психические заболевания до конца неизлечимы, обострение возможно в любой момент. Внешних и внутренних факторов, влияющих на душевное здоровье, достаточно: смена времен года, нервная встряска, авитаминоз, гормональный фон и так далее.

"Если соблюдать все правила, вероятность рецидива крайне мала, — говорит врач-психотерапевт Георгий Амусин. — Но есть несколько проблем. Во-первых, участковому врачу может не хватать квалификации для таких сложных пациентов. Во-вторых, не всегда удается контролировать прием препаратов. Да и имеются они далеко не во всех больницах, поскольку стоят недешево. Соответственно, психически больные способны вновь наломать дров".

По словам юристов, если преступник отказывается принимать лекарства или регулярно пропускает прием у врача, принудительно доставить его в клинику так просто не получится. Обязательное условие — реальная угроза жизни и здоровью окружающих. Но силовики вмешиваются порой слишком поздно.

Так, в 2011-м астраханец Михаил Елинский жестоко расправился с продавщицей магазина. У него диагностировали шизофрению, отправили на принудительное лечение. Спустя некоторое время врачи сочли, что пациент здоров и больше не представляет угрозы обществу. Оказавшись на свободе, в сентябре 2017-го Елинский 25 ударами ножа убил полуторагодовалую племянницу, серьезно ранил ее мать, а затем с окровавленным оружием в руках отправился разгуливать по улицам.

При задержании он вел себя крайне агрессивно, бросался на полицейских. Пришлось открыть огонь на поражение. В итоге шизофреника застрелили, а психиатр, выписавший его из больницы, получил два года колонии-поселения за халатность. Позже приговор отменили и направили дело на новое рассмотрение.

Без права на ошибку

Иногда убийц судят уже после принудительного лечения. Например, в середине девяностых в Омске два брата Сергей и Александр Горевы ограбили и убили шестерых человек. Преступников задержали лишь спустя десять лет. Александра приговорили к пожизненному лишению свободы, а Сергея отправили в психиатрическую клинику. На скамью подсудимых он вернулся через пять лет, когда врачи объявили его полностью здоровым.

"Так бывает, если судебно-психиатрическая экспертиза устанавливает, что в момент совершения преступления человек был вменяем и полностью отдавал отчет своим действиям, а с ума сошел позже, — уточняет Афанасьева. — Тогда его лечат и судят после выздоровления".

Ключевой момент в расследовании таких уголовных дел — судебно-психиатрическая экспертиза, которую проводит специальная комиссия. Именно на ее результаты опираются судьи при вынесении вердикта.

"Прикинуться "дурачком" и обмануть специалистов очень сложно, — уверен Амусин. — Ведь психическое состояние человека оценивает целая группа экспертов. И все же есть вероятность, пусть и небольшая, ошибки либо какого-то корыстного умысла".

Месяц назад Свердловский областной суд освободил от уголовной ответственности 43-летнего участника религиозной секты Ивана Казанцева, до смерти избившего девятилетнего сына и закопавшего тело в городском лесопарке. Преступление раскрыли, когда одна из родственниц пропавшего ребенка забила тревогу и обратилась в полицию. Казанцева задержали на железнодорожном вокзале в Уфе.

Вместе с ним арестовали и главу секты Земфиру Гайнуллину, призывавшую адептов истязать своих детей. Она тоже пыталась сбежать. Обоих признали невменяемыми и отправили на принудительное лечение.

Некоторые силовики и просто знакомые с ситуацией люди восприняли это с негодованием. По их мнению, если человек скрыл следы преступления и подался в бега, он действовал вполне сознательно. Более того, Гайнуллина возглавляла секту несколько лет, извлекая из этого материальную выгоду.

"Интересно, почему ее признали невменяемой, — рассуждает психотерапевт. — Если были выстроены отношения с другими людьми, имелась схема деятельности, значит, человек все грамотно спланировал и находился в полном контакте с реальностью. Разумеется, выпускать таких людей на свободу чрезвычайно опасно. Скорее всего, глава секты вернется к прежнему занятию. Это сравнимо с руководителями концлагерей, многих из которых признали вменяемыми".

По мнению психиатров, повторная экспертиза необходима, если у комиссии есть даже малейшие сомнения в заключении о вменяемости. Однако, как показывает практика, этим нередко пренебрегают, что заканчивается трагически.

РИА Новости

 

Комментарии ()

    Похожие новости

    Похожих записей не найдено